Великолукская централизованная библиотечная система

182100 Псковская обл., г. Великие Луки,
ул. Л. Толстого, 25
тел.: (8253) 5-31-56; 2-18-61
e-mail: incentr@ellink.ru

главная | карта сайта | гостевая книга 

 

© Великолукская ЦБС, 2006—08
Разработка и техническая поддержка: АНО «Институт информационных инициатив»

Спроси библиотекаря


Портал Library.ru
Виртуальная справка
Наш район Знаменитые люди

БРАТЬЯ ЛАПТЕВЫ

Памятник братьям Лаптевым в д. Покарево

Многие тысячи километров отделяют великолукскую землю от далекого арктического побережья страны. Немногим великолучанам удалось испытать суровость края вечной мерзлоты и прикоснуться к его несметным природным богатствам. Тем более отрадно, что у истоков освоения Арктики и Северного морского пути стояли наши талантливые земляки – двоюродные братья Дмитрий Яковлевич и Харитон Прокофьевич Лаптевы. Их вклад в исследование таинственной ледяной пустыни и тундровой зоны, в результате которого на карту были занесены ранее неизвестные реки и моря, острова и архипелаги, открыты морские и речные пути, получил достойную оценку. Имена отважных первооткрывателей запечатлены в названии моря Лаптевых, пролива Дмитрия Лаптева, соединяющего море Лаптевых Восточно-Сибирское море, берега Харитона Лаптева северо-западной части Таймыра, мыса Дмитрия Лаптева в дельте реки Лены и мыса Харитона Лаптева на острове Пилота Махоткина Многие поколения Лаптевых с достоинством и честью представляли свой российский род на многочисленных полях сражений с иноземными захватчиками. Их отменная служба в составе ополчения "за веру, за царя, за отечество" не осталась без внимания российских государей. Прадед братьев Лаптевых Петр Родионов, по прозвищу Несвитай, немало лет провел в непрерывных военных походах и битвах – "на коне, да с ним пара пистолей, да сабля, да человек в ношу с карабином". За верную службу ему на западном российском порубежье на берегах Ловати вблизи Великих Лук в приходе Слауйской церкви царь пожаловал небольшую вотчину. Со временем единое вотчинное владение великолукского дворянина оказалось разделенным на множество небольших имений, принадлежавшим его наследникам.

Во второй половине восемнадцатого столетия, к примеру, под Великими Луками представители рода Лаптевых владели небольшими селами Покарево, Болотово, Дудино, Андрейково, Лешихино, Захарево и другими с окружающими их деревнями. Так уж угодно было судьбе распорядиться, что почти одновременно у родных братьев Прокофия и Якова Лаптевых, владевших селами Покарево и Болотово, на свет появились наследники – сыновья, Харитон Прокофьевич, родившийся в 1700 году и Дмитрий Яковлевич, родившийся в 1701 году. Их детство совпало с бурным процессом петровских преобразований в стране, что оказало несомненное влияние на формирование взглядов и характера мальчиков. С ранних лет они потянулись к наукам. Первыми наставниками и проводниками знаний были священники Слауйской Троицкой церкви. Жажда знаний привела юных братьев в строящуюся новую столицу государства – Петербург. Здесь их дядя, Борис Иванович Лаптев, находился на государственной службе, исполнял почетную должность корабельного мастера галерных верфей.

С раннего детства мечтой о море жили и юные Лаптевы с берегов реки Ловать. Поэтому, как только по указу Петра I среди дворянских недорослей "яко живущих при водяных сообщениях" был объявлен набор в только что созданную Петербургскую Морскую академию, братья Лаптевы стали ее первыми учениками. Успешно освоив теоретический курс Морской Академии, юные моряки производятся в гардемарины (чин в русском Военно-морском флоте при направлении на флотскую практику) и зачисляются в Балтийский флот.

Дмитрий Лаптев начал военную службу успешнее брата – через два года после окончания академии его пожаловали в мичманы, а вскоре за особые заслуги в морских науках – в унтер-лейтенанты и назначили командиром корабля. С 1725 года молодой офицер служит на военном корабле "Фаворитка", затем в течение двух лет выполняет обязанности командира фрегата "Святой Яков", пакетбота заграничного плавания и, наконец, фрегата "Россия".

Харитон Лаптев после получения унтер-офицерского чина подштурмана плавал на судах Балтийского флота и только через шесть лет был произведен в офицеры, удостоившись звания мичмана. В 1730 году морскому офицеру доверили командование отдельными кораблями, а спустя четыре года ему довелось впервые участвовать в военных действиях русского флота при осаде Данцига.

Однако звездный час братьев Лаптевых наступил отнюдь не в боевых сражениях, а в сугубо мирных делах – экспедициях по изучению Крайнего Севера. Их постоянно тянуло навстречу неизведанному. Еще при жизни Петра I было задумано составить подробную карту всего северного побережья страны. Весомую лепту в выполнение этой жизненно необходимой для России задачи внесли и отважные мореходы Лаптевы.

С 1736 года Дмитрий Лаптев руководит одним из северных отрядов второй Камчатской экспедиции. Вскоре к исследованию Арктики привлекается и Харитон Лаптев. Несмотря на суровые климатические условия, походно-бытовые неудобства, болезни и гибель личного состава участников экспедиции и судов задания были выполнены. В результате плаваний и сухопутных походов 1739–1742 гг. отрядом Дмитрия Яковлевича Лаптева было проведено описание морского побережья от устья Лены до мыса Большой Баранов (к востоку от устья р. Колыма), бассейна и устья р. Анадырь, пути по суше от Анадырского острога до Пенжинской губы. Им же проводилась съемка рек Большой Анюй и Анадырь.

В это же время другой северный отряд второй Камчатской экспедиции, руководимый Харитоном Прокофьевичем Лаптевым, провел описание полуострова Таймыр от устья реки Хатанга до устья реки Пясина, открыл и описал некоторые близлежащие острова.

Но Дмитрий и Харитон Лаптевы не ограничились только съемками береговой линии. Они показали себя вдумчивыми исследователями, собрав богатейшие в научном отношении материалы о морях, климате, животном и растительном мире далекого и сурового края. Их дневники не утратили интереса до наших дней. В "Записках Харитона Лаптева", изданных впервые в 1851 году, и переизданных в наше время, в 1982 году, дается этнографическое и хозяйственное описание малых народностей полуострова Таймыр.

По окончании экспедиции мужественные мореплаватели продолжили службу на Балтийском флоте. Харитон Лаптев участвовал в составлении "Генеральной карты сибирским и камчатским берегам", затем снова плавал на кораблях. В 1752 году в чине капитана назначается помощником начальника вновь открывшегося Морского кадетского корпуса. В период Семилетней войны 1756–1762 гг. командовал боевым кораблем, а после войны капитан-командир (капитан 1-го ранга) Харитон Прокофьевич Лаптев был назначен главным интендантом Балтийского флота. Но в этой должности ему довелось пробыть недолго: 21 декабря 1763 года он скончался.

Дмитрий Яковлевич Лаптев по возвращении из северной экспедиции много труда вложил в строительство морского порта в Кронштадте, организовал школу для обучения детей мастеровых. В апреле 1762 года в чине вице-адмирала Дмитрия Лаптева "за старостию и болезнью" увольняют со службы. Поселившись в небольшом поместье под Великими Луками, он часто посещал своих друзей по Северной экспедиции.

В высочайшей степени честный, скромный и заботливый человек, Дмитрий Яковлевич многим помогал материально, просил Сенат о денежной помощи неимущим бывшим участникам Великой Северной экспедиции. Узнав о тяжелом материальном положении семьи покойного друга, известного русского мореплавателя, участника экспедиции Алексея Ильича Чирикова, он тут же подает прошение на имя императрицы, а в обращении в Великолукскую провинциальную канцелярию и к директору банка ходатайствует о перечислении своей адмиральской пенсии в счет погашения долга Чириковых.

Этим документом, датированным сентябрем 1767 года, и исчерпывались все сведения о дальнейшей судьбе нашего земляка. Дата смерти, место захоронения отважного мореплавателя никому не были известны, и, казалось, что эта тайна так навсегда и останется тайной. Долгие годы географы, историки, краеведы, в том числе и авторы многих научно-популярных статей и книг о братьях Лаптевых Иван Венедиктович Глушанков и Владилен Александрович Троицкий вели безуспешный поиск документов, связанных с последними годами его жизни. Энциклопедии, специальные справочные издания, краеведческая литература до настоящего времени предположительно указывают дату смерти всемирно известного флотоводца второй половиной 1767 года или вообще ничего о ней не сообщают. Однако в очередной раз завесы таинственности помогли приоткрыть архивные документы – бесстрастные хранители национальной памяти.

В канун 825-летия первого упоминания Великих Лук в отечественных летописях после длительных поисков сотрудниками Великолукского филиала Госархива Псковской области обнаружена подлинная метрическая запись, зафиксировавшая смерть мужественного мореплавателя. В части третьей "Об умирающих" метрической книги Троицкой церкви погоста Слауй Великолукского уезда за 1771 год под № 2 местным священнослужителем записано: "(умер) 20 генваря (1771 года) сельца Болотова дворенин Дмитрей Яковлев сын Лаптев, 70 лет".

Архивная находка дает обоснование кровной связи с великолукской землей братьев Лаптевых. Она поможет благородным стремлениям юных географов и краеведов нашего края, уже давно стремящихся увековечить память об отважных мореходах на их родной земле.

Архивные документы позволяют нагляднее представить связь с великолукским краем и единственного сына Харитона Лаптева - Капитона. В молодом возрасте, в звании капитана, он вышел в отставку и поселился в родовом имении Покарево. В гражданских условиях К.X. Лаптева ждало новое сугубо мирное назначение.

В чине коллежского асессора он в последней четверти XVIII столетия являлся великолукским почтмейстером. Пришлось ему заниматься и строительством в Великих Луках так называемого "екатерининского дворца", связанного с путешествием императрицы Екатерины II в новоустроенные российские губернии летом 1780 года. Такие "путевые дворцы" ставились в уездных городах и почтовых станциях по всему Старо-Белорусскому тракту.

Исполняя волю начальства, великолукский исправник Капитон Лаптев зимой 1779 года на собственные средства с величайшей поспешностью возвел недалеко от великолукской крепости "дворец" – одноэтажный деревянный дом на 5 комнат с крыльцом. По окончании строительства "дворца" высшие сановники "ничего недостаточного и хулы достойного в нем не нашли". Ситуация изменилась через три года. Великолукский почтмейстер был обвинен в некачественном строительстве "дворца" и в 1784 году был принужден "собственным его иждивением" перестроить это здание. При большом пожаре, случившемся в 1807 году, Лаптевский "екатерининский дворец" полностью сгорел вместе с грудами старинных бумаг, хранившихся в подвале.

Смерть Капитона Харитоновича Лаптева последовала 18 апреля 1814 года в возрасте 74 лет, о чем сделали соответствующую запись в метрической книге Одигитриевской церкви села Новобогородицкое местные священнослужители. Тогда же, вероятно, прах главного почтового работника Великолукского уезда был предан земле на Новобогородицком кладбище. Возможно краеведам со временем удастся отыскать след его могилы, как и могилы мореплавателя Дмитрия Яковлевича Лаптева на Слауйском кладбище.

После смерти К.X. Лаптева владельцем Покарево и крестьянами деревень Болагино, Нигиреево и Давытково стал его воспитанник аудитор Иван Еремеев. Имения других Лаптевых (в том числе и Дмитрия Яковлевича Лаптева) постепенно перешли к другим помещикам, и на начало двадцатого столетия в списке Псковской губернии Фамилия Лаптевых уже вовсе не значилась.

А.И. Сизов